?

Log in

No account? Create an account
лев

mari_sheihova


mari_sheihova

Лицо кавказской национальности


Previous Entry Поделиться Next Entry
СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ ДАГЕСТАНА ОПОЗДАЛ
лев
mari_sheihova

Казбек Гайтукаев, профессор, к.фил. н.

Мы привыкли к клише о восхождениях и нисхождениях «вертикальных связях» в самых различных областях общественной и культурной жизни, не видя и не замечая при этом, что в «горизонтальных» сферах накопилась критическое масса качественно ценного и важного материала, требующего более серьёзного к себе внимания. За последнее время появились интересные, талантливые авторы, чьи имена часто звучат как за пределами своих регионов, так и метрополии. При этом возникает и другой вопрос, известны ли они читателям, живущим рядом, по соседству. Вот Миясат Муслимова, как солнышко в ненастный день выглянула из-за гор, самых, кстати, ближних, дагестанских... Её появление даже у земляка, знаменитого композитора Ширвани Чалаева, вызвало удивленный возглас: «Откуда ты, Миясат?!»

Мир человека меняется так стремительно, время для подробностей эмоционального восприятия происходящего катастрофически сжимается под натиском информационно-интеллектуальных реалий, и паузы для анализа сложной, стремительно проносящейся действительности не остается. Только поэзия является тем пространством и вместилищем, где сохраняются оазисы чувственного мира на быстро бегущей ленте времени. Именно таким оазисом открылась мне поэзия Миясат Муслимовой.

Так получилось, что стихи Миясат Муслимовой (ММ) я прежде услышал из уст автора во время презентации её книги «Камни моей родины», а потом уже, обретя книгу, по привычке с карандашом неспешно вчитывался и вслушивался в строки, которые при «домашнем» чтении показались еще более насыщенными мыслью и чувством, вслушивался в новую для меня интонацию, которую, услышав однажды, уже не спутаешь ни с какой другой. Но мое благостное состояние души было прервано казусом - возникла проблема, внелитературная и, вообще, вне-культурная, связанная не собственно с творчеством ММ, а со статьей Колюбакиной (Ахмедовой) М.А. (МА) «Как делать стихи - 2,...» о поэтессе, которую я уже успел выделить для себя как заметно отличающуюся среди русскоязычных писателей Кавказа. Меня поразила безграмотность Марины Ахмедовой –Колюбакиной, не понимающей, что такое диалог в лирике, интертекстуальность и реминисценции, без которых нет ни одного более или менее состоявшегося поэта. Но может ли быть, чтобы выпускница Литературного института этого не знала? Тогда очевидно худшее: только неприкрытая ненависть к таланту продиктовала строки опуса, в котором со всей неприглядностью отразился облик автора: злоба к дарованию, появившемуся без согласования с союзом писателей или разрешения лично Ахмедовой-Колюбакиной, неуважение к читателям, которых выставили неграмотной толпой. В любом случае, это клевета, порочащая саму литературную чиновницу.

В своих обличениях она приводит имена и примеры из текстов великих и просто выдающихся деятелей культуры прошлого ( Данте, Пушкин, Моцарт, Мандельшам, Ахматова, Ремарк, Пастернак, Габриэль Маркес, Пиросмани...), кстати, поименно и открыто названных самой же Миясат Муслимовой, как авторов, вдохновлявших её на творчество. Колюбякина препарирует те же тексты, но таким образом, чтобы выставить Миясат Муслимову примитивным плагиатором, в то время как это глубокое и достойное внимания осмысление современной жизни через обращение к диалогу с классиками.М. Ахмедова как профессионал-манипулятор сознанием читателя подвигает его к созданию уморительной картины: сидит ММ, «сочинитель» «Стихо», обложившись текстами писателей разных народов, эпох и стран, скрупулезно выуживает из такого «книжного развала» «элементы» и, вставляя их в некие стандартные пазы, создает пазлы,.. а затем обманом, хитростью, лестью, подкупом и множеством прочих ухищрений продвигает эти пазлы, но теперь уже как классные произведения новейшей художественной литературы в свет, в «просвещенную» публику, которая, однако, книг не любит и не читает... И это последнее обстоятельство, по мысли Колюбакиной, является одним из условий успеха презентации книг Миясат Муслимовой на самых разных уровнях. И таких презентаций, судя даже по ужатому списку главы союза дагестанских писателей, столько, что хотя бы на одной из них должна была проколоться «самозванный классик», выстроивший карьеру писателя на «пазлах». Однако этого не произошло, и М. Ахмедова лично взялась за дело. К каким только стилистическим и смысловым ухищрениям она не прибегает! Из слова «стихотворение» сделала ругательный ярлык: «Стихо», «творение», мол, тут лишнее. Чары «волшебницы» Колюбакиной не возымели предполагаемого действа. Но не потому, что ей не хватило опыта в манипуляции с текстами. Дело в установках. Они у Зоила изначально были ложными.

Миясат Муслимова - серьезный поэт, энциклопедически образованный мастер художественного слова в расцвете творческих сил. Скрупулезно отобранные М. Ахмедовой мнимые недостатки в Миясат Муслимовой - достоинства её поэзии, свидетельствующие о масштабности мышления и художественного дарования. Расул Гамзатов был певцом Дагестана, но поэзия Миясат Муслимовой - это огромный шаг вперед в продвижении поэтического Кавказа в мировое пространство искусства художественного слова. Думаю, так будет закреплено за ней место в истории современной литературы Дагестана и Российской Федерации.

В любом регионе, в любой стране такому автору сумели бы сказать спасибо, потому что он свидетельствует о высокой духовности своего народа, его талантливости. Но, похоже, в Дагестане решили устроить травлю человеку, со всей очевидностью поднявшему уровень современной национальной поэзии на новую высоту? И как могло быть так, что автор, отмеченный профессионалами высшей премией «Золотое перо России» за вклад в развитие национальной литературы в Москве, оказался объектом клеветы и ненависти союза писателей Дагестана в лице одного из ее руководителей и при молчании интеллигенции, кстати, давшей высокую оценку книге "Диалоги с Данте" еще до анонимного опуса Колюбакиной? Хулителям своего творчества Миясат Муслимова ответила со спокойным достоинством и мудростью: «Желаю им и дальше разгадывать корни происхождения моих стихов и уличать с таким же успехом в паразитировании на именах Данте, Пиросмани, Мандельштама и на всей русской и зарубежной литературе...». Убедительно и честно сказала о её творчестве Марина Саввиных, не могу не процитировать ее: «Миясат соизмеряет мир маленькой горной отчизны с масштабами всеевропейской, мировой, всечеловеческой судьбы. И эта кажущаяся невыполнимой задача поддается ей. Живая жизнь, живое сердце, обожженное людскими страданиями, отсутствие всякой позы, не говоря уже о творческом мастерстве, делают эту книгу уникальным свидетельством современности, которое надо бы нести в каждый дом..."*

Давно, в мои студенческие годы по обычаю навестил я старейшину родича, еще до революции закончившего медресе в Дербенте. Он слыл очень, очень образованным мусульманином во всей Ичкерии. И сам, без ложной скромности, так и заявлял при каждом удобном (и неудобном) случае: «Мне ведомо все, что пребывает между «семью землями и семью небесами». Он был убежден, что так оно и сеть. По праву старшего он стал подтрунивать и распрашивать: «Ну что там у вас нового, что ваша наука говорит?», - я, как и прежде, в тон начал с того, что земля круглая и она вертится вокруг солнца; он с колюбакинской иронией задал «провальный» вопрос: «А почему, в таком случае, вон Билтаул (он продолжал так называть чеченское село, переименованное в Тухчар после депортации чеченцев в 1944 году) не перемещается вон оттуда вон туда?», - и лукаво посмотрел, ожидая, как я в этот раз буду выходить из его ловушки. Я ответил по Копернику (или Бруно Джордано?), точнее, по школьному учебнику, и тоже, не без лукавинки, вставил: «А американцы (америкосы, по-сегодняшнему) на Луну полетели, по ТВ показывают». Мой родич вспылил: «Не правда, это сатанискиепютуш, ложь, ложь.. И ты мне тут эту ложь... вон из моего дома...». Стареть стал мой родич, подумал я про себя и ретировался, не успев попробовать ч1епалгаш с чаем.

Видимо, Колюбакина тоже задалась целью изгнать Миясат Муслимову из русскоязычной дагестанской поэзии ...

Опоздала, Миясат уже заняла свое место в современной российской поэзии.

проф. Казбек  Гайтукаев, к.ф.н.

* ( Марина Саввиных. Звенящие камни, поющие травы. – В кн.: Миясат Муслимова. Камни моей родины. Махачкала. 2014. С.12.)