?

Log in

No account? Create an account
лев

mari_sheihova


mari_sheihova

Лицо кавказской национальности


Previous Entry Поделиться
Выступление на Втором гражданском форуме, Махачкала
лев
mari_sheihova
«Дагестан в условиях новых  реалий: пути и проблемы их разрешения» - под таким названием прошел Второй гражданский форум. Новые реалии определяются фактом смены главы республики и на сегодня пока еще больше говорят об ожиданиях граждан, чем о свершившемся факте. Пять последних лет исключали всякое развитие и доказывали, что роль личности, назначенной управлять обществом, выше роли народа.  И уж если известный постулат о решающей роли народа в развитии истории у нас не срабатывает, нам сейчас архиважно, чтобы новый руководитель вернул доверие в силу отдельной личности.  И такие шансы у него очень высоки, поэтому мы здесь. Мы здесь, потому что никогда не отступали от своего права иметь и высказывать свою позицию, потому что чувствовали ответственность за то, что происходит на нашей земле, с нашим народом, с нашей страной. Хочу сказать отдельное спасибо Максиму Шевченко за неравнодушие, за верность гражданской позиции, за создание площадки для диалога общества, общества и власти. Я бы хотела высказать некоторые позиции по вопросам развития культуры, так как тема слишком объемна и только тогда может претендовать на полноту, когда  ее анализ основывается  на экономических параметрах и отчетности итогов работы по качеству и количеству финансовых вложений. Боюсь, что беспристрастной работы ревизионных структур, которые бы нам с цифрами показали все потери культуры от фестивально-имитационного существования, ждать не придется, поэтому о том, с чем я сталкиваюсь как председатель двух творческих союзов республики, дагестанского отделения Союза российских писателей и Клуба писателей Кавказа. Обозначу несколько провальных и проблемных линий в области управления культурой.
1.     Культурная политика должна строиться на базовых законах, где определены основы культурной политики, но впечатление, что законы и министерство живут параллельной жизнью. Утвержденная   распоряжением Правительства РФ от 29 февраля 2016 г. СТРАТЕГИЯ  государственной культурной политики на период до 2030 года называет важнейшие принципы деятельности: сохранение единого культурного пространства, государственная поддержка и защита культуры и языков народов Российской Федерации; взаимодействие государственных и муниципальных органов власти с институтами гражданского общества при реализации государственной культурной политики. Эти  положения  были грубо нарушены. Культурная политика строилась как политика раскола деятелей культуры и общества в целом, политика ослабления единства общества и разрушения единого культурного пространства.
Так действуют на сегодня органы власти по отношению к ряду существующих творческих союзов писателей, не признавая никакие другие литературные союзы, кроме Союза писателей Дагестана, руководство которого в лице Ахмедовых строит работу на основе  борьбы с независимыми авторами и их преследования. «Свой-чужой»- это деление пронизывало всю вертикаль работы в области культуры, где следовали не законам, а вкусам и пристрастиям первого лица. Созданный  на базе юношеской библиотеки театр поэзии стал площадкой для деятельности только одного Союза писателей Дагестана,  в то время как в республике давно действуют и другие творческие союзы, представленные известными авторами, вносящими немалый вклад в развитие культуры республики: Союз российских писателей, Академия поэзии, Союз лезгинских писателей, Клуб писателей Кавказа. Министерство культуры работало  без учета новых реалий, так же, как в советскую эпоху, когда был один союз писателей как идеологический инструмент влияния. Уже три десятилетия, как изменилась практика работы и самих союзов, и характера отношений власти с творческими союзами, но в Дагестане либо невежество власти, либо принципиальная установка на ограничение развития культуры мешает использовать потенциал всех творческих сил республики. И это в то время как законодатель очень ясно и четко определил принципы работы в этой сфере со стороны исполнительной власти: «Государственная культурная политика исходит из понимания важнейшей общественной миссии культуры как инструмента передачи новым поколениям нравственных ценностей, составляющих основу национальной самобытности.. Она постоянно корректируется в зависимости от изменений внутренней и внешней ситуации, учитывает вновь появляющиеся проблемы, изменяет набор действий при невозможности достичь требуемого результата первоначально выбранными средствами». Вместо  следования этому требованию министерство культуры проявило косность и узость подходов, ведя линию размежевания  творческих сил в области культуры.
       Как известно, полноценное решение вопросов развития культуры и создания единого духовного и культурного пространства невозможно без консолидации  самих деятелей культуры и без диалога со всеми гражданскими институтами, общественными объединениями. Писательская, литературно-творческая общественность  всегда выступала, во многом благодаря личности Расула Гамзатова, руководившего почти  полвека союзом писателей Дагестана, как авторитетная единая организация. Политика последующих руководителей, ориентированная не на поддержку  талантливых независимых авторов, а на усиление личных позиций, в том числе через сближение с властью, использование ее ресурса для борьбы с не желающими входить в свиту, привела к созданию новых литературных объединений. Современный союз писателей Дагестана под руководством Ахмедовых реакционен, ибо стал инструментом борьбы и раскола в среде деятелей культуры. Возникновение новых  творческих союзов, как и во всей стране, приводит к  обогащению литературной жизни и служит конструктивным средством развития литературного процесса, однако органы власти  республики, начиная от президента и кончая его личным театром поэзии, вели политику культурного раскола, не признавая эти гражданские институты.  Любая монополия, а тем более монополия в культурной жизни, -это отказ от собственного богатства, это подавление развития. Как итог, явно ощутимый, это пример с изданием общероссийской антологии поэзии, изданной в рамках указания президента страны В.В. Путина, поставившего задачу повернуться лицом к национальным языкам и представить переводную литературу в лучших ее образцах в специальном издании.  Провал дагестанского направления федерального проекта уже получил свою оценку в общероссийской прессе,  в газете «Литературная Россия», и вызван он был недемократичным, кулуарным подходом к отбору материалов, в итоге единственным критерием оказался не талант автора, а отбор без учета авторов, не относящихся к придворному союзу.
2.     Политика власти в области художественного творчества наносит удар по культуре и ведет к падению уровня литературы, дезориентирует народ, широкую общественность; стимулирует падение эстетического уровня читателей, а также лишает народ права знать лучшие достижения своей культуры во всем их богатстве. Официальная картина развития литературы все больше расходится с подлинной  реальностью, в итоге  литературный процесс искусственно обедняется и выхолащивается. Комиссия по присуждению. Государственных премий РД в области литературы, состоящая преимущественно из чиновников, не читающих и далеких от литературы, выносит решения без учета мнения специалистов-экспертов, мнения читателей, следуя любым соображениям, кроме должных,  подменяя  критерий художественной ценности коньюнктурными соображениями.  Где читатели могут найти роман «Фараон», например, получивший высшую оценку со стороны  властных структур, если ни  один его экземпляр не поступал в продажу, а был издан, судя по всему, только для комиссии? Откровенно слабый, посвященный одному из руководителей республики, он объявлен достижением нашей культуры, и таких примеров множество. Насаждение дурного вкуса и подмена произведений искусства симулякрами – это «достижение» власти не может не вызывать тревогу.
      С этой проблемой тесно связана другая  проблема – отношение к деятелям культуры. Идет процесс выдавливания из сферы культуры  профессионалов высокого уровня и замена их на слабых и серых специалистов, оригиналы меняем на копии десятого уровня. Если это не удается и человек уже состоялся как профессионал, есть другой способ- замалчивание.  Зачем нам Фаина Федоровна Графченко, которая полвека служила дагестанской культуре на самом высочайшем уровне, равной которой не то что в Дагестане, во всей России еще поискать надо, зачем Фаина Графченко, блистательно читавшая тридцать лет по городам и весям стихи Расула Гамзатова, который, кстати, мечтал для нее открыть театр поэзии,  если есть свои люди? Кому как ни ей было работать в Театре поэзии,  уникальному мастеру художественного чтения? Возможно, Ахмедов, председатель союза писателей Дагестана, параллельно назначенный художественным руководителем театра поэзии более талантлив в этой области, но почему народ об этом ничего не знал до сих пор? Кумовство- это мягкое определение того, как идет замена талантов на послушных и удобных своих людей. Так удобнее, Талант – возмутитель спокойствия, потому что он требует другого уровня работы и оттеняет невыгодно тех, кто претендует не на свое место. Свою «Молитву Дагестану»  хотел предложить в качестве гимна бывший глава, которому мешал талант Ширвани  Чалаева, неожиданный громкий резонанс вынудил власть вместе с послушным министерством подставить  человека с громким именем  - М.Кажлаева, о чем он рассказал недавно в своем открытом письме. Примеры можно продолжать. Тенденция очевидна. 
      Еще один  проблемный вопрос- награды и звания. Из-за личной скромности люди, в первую очередь заслуживающие их, молчат, а непорядочные люди и потерявшая совесть власть хорошо этим пользуется.  Это не личный вопрос каждого, это государственной важности проблема, потому что беззастенчивая ложь в этой сфере опасна, она наносит удар по репутации самого государства, и дает обществу  негативный посыл: нет смысла достойно трудиться, главное- правильно дружить. Какая может быть мотивация для работы при таком подходе? Кто измерил раны, нанесенные скромным, честным и достойным труженикам такой циничной системой наград и званий? Когда министр культуры, послушно проработав пять лет, уже получает  высшую награду за заслуги перед Отечеством, а Фаина Графченко, полвека отработав на благо Дагестана, оказывается недостойна наград и вынуждена уехать от нас навсегда, перенеся инфаркт, это наша дагестанская или чиновничья благодарность? Когда  уходит из жизни великий кумыкской поэт Бадрутдин, тайно  исключенный Союзом писателей Дагестана из своих рядов за то, что задавал Ахмедовым неудобные  вопросы о работе союза, у кого спрашивать: почему он, классик уже при жизни, за  75 лет жизни так и не получил звание народного поэта, хотя давно уже таковым является? Планка всех официальных званий и наград потеряна, они так дискредитированы произвольным вручением, что сегодня достойней их не иметь. Такая практика работает на разрушение, а не на созидание. Людей, подлинных деятелей культуры, надо ценить, надо к ним бережно относиться и уметь говорить им слова благодарности. Приоритетными направлениями «Стратегии развития культуры до 2030 года,» напомню,  является  сохранение культурного наследия и создание условий для развития культуры; формирование новой модели культурной политики, содействие развитию культурного потенциала через подготовку и проведение мероприятий, посвященных празднованию на федеральном уровне памятных дат субъектов Российской Федерации и юбилейных дат выдающихся деятелей культуры. Этот документ, напомню,  базовый для министерства культуры. Но он работает только по отношению к избранным, умеющим самим  продвигать свои интересы. Для скромных и талантливых людей места в этом ряду нет. В сентябре этого года прошел юбилей выдающейся лакской поэтессы, известного журналиста, 80 летие Миясат Шурпаевой.  Полное игнорирование со стороны власти  заслуг поистине народной поэтессы на фоне раздачи наград людям, чье творчество и не известно народу и не представляет художественной ценности, свидетельствует о разрыве между народом и властью и полной дезинформации общества в этой сфере, о намеренном искажении литературного процесса, растлевающем влиянии власти на культуру, которая умалчивает или преследует талантливых авторов и поощряет приближенных к себе по любым основаниям, кроме главного- заслуг перед культурой.

      Другая беда в сфере культуры, начатая и утвердившаяся за последние пять лет, - это появление феномена привозной культуры, отстранение своих специалистов под предлогом их отсутствия и приглашение со стороны режиссеров для зрелищных концертов, представлений, фонограммный взлет.  Привозные  режиссеры за очень большие деньги делают то, что лучше и за символическую оплату сделают свои  специалисты, но нужны громкие на всю страну имена. Но громкие имена из столицы  не формируют, не развивают нашу культуру.
      Современная культурная политика в Дагестане ориентирована на однодневочно – отчетный, фонограммный  режим существования. Напомню, что слово «культура» означает «возделывание». Но в последние годы оно потеряло свое значение и стало означать маскарадно-демонстрационное явление, явление формы, давно оторвавшейся от содержания. Культура жизнеспособна, если заботятся о корнях, но почвы  уже практически нет, а на будущее надо работать годами. Иначе не дано. Работа по подготовке кадров, их выращиванию и поливу – процесс долгий, легче заставить детей и певцов петь под фонограмму, таджикских барабанщиков в Дербенте-играть на барабанах под фонограмму, целый симфонический оркестр заставить играть под фонограмму- так убивается искусство и культура, исчезают уникальные музыканты, играющие на национальных инструментах- фонограмма дешевле и проще. Идет вымирание национальной культуры по всем фронтам: народные промыслы –это давно уже просто декорации, и Балхар, и Кубачи, и Унцукуль  держатся на энтузиазме одиночек, за счет которых даются отчеты по инстанциям. Республиканский дом народного творчества получает средства немалые, но выплачивает ли он их тем сельским жителям, которых даже в прославленном Балхаре репетируют на улице. Костюмы шьют сами, на свои деньги, фольклорного ансамбля практически нет,  при необходимости спешно собирают тех, кто дома, еще не в городе, а танцевать каждая балхарская женщина умеет. Рапорты и отчеты – одна реальность, а жизнь далеко не всегда совпадает с ними. Слишком много десятилетиями нерешаемых проблем. Строительство и ремонт нескольких старых домов культуры и переименование  вывесок ничего не решает. Вспомним варварское переселение краеведческого музея и борьбу министерства с непокорным защитником музея профессором  Т.Гаджиевым, вспомним ложь вокруг конкурса по  смене гимна.  Сейчас в социальных сетях идет сбор подписей к петиции о сохранении уникальной филармонии в нашем городе. Искусственное подведение под снос или проблема бюджета? Нет, отсутствие воли руководства министерством культуры, неумение выстраивать приоритеты, равнодушие к академической культуре, отсутствие стратегического подхода к подведомственным вопросам. Самостоятельная политика, реформаторский подход к делу, а не послушное исполнительство  перед лицом более высокого начальника – вот что нужно сегодня. Иметь свою позицию, уметь ее доносить до первого лица, если нужно, до федеральной власти, уметь убеждать, не говоря уже о само собой разумеющемся выполнении задач, поставленных ею, - это первое условие успешной культурной политики. 
     В культуре те же недостатки, как видим, что и в обществе. Наша задача – анализировать, озвучивать, искать пути для консолидации здоровых сил. Я глубоко убеждена, что не борьба за права, а принуждение к исполнению своего профессионального долга  делают общество по-настоящему здоровым и счастливым. Духовное единство- вот что нам необходимо.  Культура выстраивает внутренний мир человека и удерживает  общество от распада.  Мы богаты тем, что владеем и своей этнокультурой, и русской культурой .  Мы умеем быть россиянами, оставаясь лакцами, аварцами, кумыками и т.д. Но порой из центра идут опасные импульсы, похоже, там иногда начинают видеть угрозу в этничности и представляют идеальной такую систему, в которой  есть только православно-державный путь. Умные советники или спичрайтеры то готовят очень взвешенную концепцию и стратегию развития культуры, развития национальных отношений, где отмечается задача сохранения этнокультурной идентичности народов  России, то вдруг каким –то образом в противовес сказанному звучит утверждение президента о необязательности изучения родных языков. Наша задача – сохранить свою культурную самобытность, а это прежде всего поддержка родных языков, прессы, изданий на национальных языках. Если у молодежи отнять произведения Адалло и Миясат Шурпаевой, какой национальный дух мы можем передать своим детям? Необходимо пересмотреть и обновить школьные программы по дагестанской литературе, необходимо обратиться к проблемам книгоиздания. Дагестанское книжное издательство, выпускавшее в год до 300 книг разных авторов на разных языках, в этом году получило деньги на издание 20 наименований книг. Потом, правда, добавили еще на 20. Но это закат, а не развитие. В годы Великой Отечественной войны издавали больше. Для поддержания родных  языков и культуры в целом давно назрела необходимость открыть отделение переводчиков с родных и на родные языки в ДГУ, но главный вуз республики проявляет инертность в этом отношении.
         Еще один важнейший вопрос: не прекращается, лишь меняет формы установка федеральных каналов, СМИ представлять в общероссийском сознании представителей Кавказа, дагестанцев, мусульман как маргиналов. И это при том, что лицо Кавказа определяют интеллектуалы, блестяще образованные, владеющие свободно и в совершенстве несколькими языками, в том числе русским и родным – почему им нет места на общероссийских каналах? Россия не знает Россию. Кому выгодно однобокое представление? Идет искусственное отторжение  или искусственное усреднение, в определенной мере вызванное объективным процессом глобализации, перед натиском которой спасает лишь одно- очажная цепь родной культуры и своих корней, а с другой стороны- это результат непродуманной культурной и национальной политики, не стыкующийся с декларациями в программных доку ментах правительства страны. Различие языков и религий не может и не должно быть устранено, оно неотделимо от различия культур и многоцветности мира. Диалог – это и есть духовное единство, в нем оно существует, при этом истина диалога, как говорил Померанц,  выше отдельной истины.
            Сегодня наша культура должна идти по пути поиска форм диалога и консолидации- в общероссийской, общекавказской и своей этнокультурной идентичности . И такая многослойная идентичность дополняет и обогащает личность. Нам нужны гуманитарные интеграционные проекты во имя мира и гуманизма, во имя раскрытия потенциала каждой личности. Один такой значимый проект уже созданв ноябре этго года в Абхазии, где представители различных кавказских  республик при поддержке Министерства иностранных дел РФ создали при поддержке президента Абхазии международный Кавказский клуб,  куда вошли политики, эксперты, политологи, ученые, общественные деятели, деятели культуры, чтобы  консолидировать свои усилия для сохранения культуры кавказских народов, взаимодействия, содействия в решении общих задач.   Кавказ, этот перешеек от моря до моря- при всем разнообразии есть единый организм, который может формировать свои потоки навстречу ветрам глобализации.
                   Власть сегодня тоже болеет болезнями общества. Впрочем, это спорный вопрос- неумная власть порождает эти болезни. Социальный аутизм- так называется болезнь. Аутизм- тяжелое психическое заболевание, связанное с вытеснением всего неприятного из сознания и нежеланием воспринимать других  как равных или заслуживающих внимания. Отчуждение власти и населения- это и итог, и первопричина провала управленческой вертикали.  Для преодоления этого препятствия необходимо держать руку на пульсе жизни, а не мертвых циркуляров, быть открытым для народа, заботиться о культуре и тех лицах, кто ее создает, выбирать не  инерционный а инновационный путь развития. Вне культуры невозможно обеспечить высокое качество общества, его способность к гражданскому единству, к определению и достижению общих целей развития.