Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

лев

Выступление на Втором гражданском форуме, Махачкала

«Дагестан в условиях новых  реалий: пути и проблемы их разрешения» - под таким названием прошел Второй гражданский форум. Новые реалии определяются фактом смены главы республики и на сегодня пока еще больше говорят об ожиданиях граждан, чем о свершившемся факте. Пять последних лет исключали всякое развитие и доказывали, что роль личности, назначенной управлять обществом, выше роли народа.  И уж если известный постулат о решающей роли народа в развитии истории у нас не срабатывает, нам сейчас архиважно, чтобы новый руководитель вернул доверие в силу отдельной личности.  И такие шансы у него очень высоки, поэтому мы здесь. Мы здесь, потому что никогда не отступали от своего права иметь и высказывать свою позицию, потому что чувствовали ответственность за то, что происходит на нашей земле, с нашим народом, с нашей страной. Хочу сказать отдельное спасибо Максиму Шевченко за неравнодушие, за верность гражданской позиции, за создание площадки для диалога общества, общества и власти. Я бы хотела высказать некоторые позиции по вопросам развития культуры, так как тема слишком объемна и только тогда может претендовать на полноту, когда  ее анализ основывается  на экономических параметрах и отчетности итогов работы по качеству и количеству финансовых вложений. Боюсь, что беспристрастной работы ревизионных структур, которые бы нам с цифрами показали все потери культуры от фестивально-имитационного существования, ждать не придется, поэтому о том, с чем я сталкиваюсь как председатель двух творческих союзов республики, дагестанского отделения Союза российских писателей и Клуба писателей Кавказа. Обозначу несколько провальных и проблемных линий в области управления культурой.
Collapse )
лев

А судьи кто?

По следам одного судебного документа

Если вы дойдете до звания члена Верховного суда, вы можете перестать думать о качестве своей работы. Пишите вместо судебных документов все, что вам вздумается, все равно мало кто поймет наработанный псевдосудебно-бюрократический язык, за которым так удобно прятать свое ничего. А если и поймет, какую филькину грамоту вы дали вместо документа, ничего с этим не сможет сделать. А если такой документ адресован коллеге-судье для принятия решения и он все поймет, большой вопрос: пойдет ли он против своего, да еще и начальника? Ведь сегодня у нас профессия стала заговором для непосвященных, а все расплодившиеся писаные и неписаные корпоративные кодексы этики используются не для сохранения чести профессии, а для круговой поруки и прикрытия своих. Адвокат, а тем более истец или ответчик, - не тот человек, перед которым судья несет ответственность. А перед кем он несет? Перед законом? Перед лицами? Перед своей совестью?
В гражданском судопроизводстве при подаче кассационной жалобы существует промежуточная стадия – изучение судьей суда кассационной и надзорной инстанции вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции. По результатам такого «изучения» судья выносит определение об отказе в передаче жалобы или о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной и надзорной инстанции. Именно к этому документу мы и обратимся. У меня на руках кассационное определение, вынесенное не просто судьей Верховного суда Р.Мирзаевым, а еще недавно бывшим его председателем. Документ состряпан им по делу Союза писателей Дагестана в лице М.А. Ахмедовой-Колюбакиной. Я без иронии, как известно, стряпчими исстари называли на Руси служителей Фемиды. Сразу предупреждаю: я не обращаю внимания, в чью пользу вынесено решение. Я даже не обращаю внимание на то, как судья интерпретировал законы. Он их не умеет интерпретировать: он просто прилагает ссылку на закон, а делает все наоборот. Именем закона нарушает закон. То ли гибкости ума нет, чтобы логически увязывать сказанное, то ли он высокомерно думает, что все люди – бараны, не увидят сомнительные способы создания документа, то ли знает, что против такого «интеллектуального» лома нет приема, в любом случае непостижимая логика. Это один из способов не мытьем, так катаньем избавляться от искателей правды: надоест жаловаться человеку, надоест смотреть, как судьи играют в футбол, перекидывая дело, то в пользу одного решая, то в пользу другого, не отвечая за свой брак в работе . Махнут люди на многолетнее судейское крючкотворство вместо решения по существу и еще больше будут не уважать свое государство. Не знаю, думают ли судьи об авторитете государства, но, полагаю, меньше всего, потому что авторитет собственной должности позволяет обойтись без авторитета ума и сердца.

Collapse )

лев

Предисловие к новой книге Миясат Шурпаевой

"Серебряный пояс", Махачкала, 2017 г. 280с.

Счастлив народ, у которого есть хранители его памяти, бережно собирающие свидетельства его духовной красоты и нравственного величия. Через отраженные в народных преданиях и песнях  судьбы  отдельных людей они раскрывают и суровый эпос национальной жизни, и высокую драму самостояния личности, и тончайший   лиризм души народа, богатство  его чувств и переживаний.  Под пером талантливого краеведа и публициста  Миясат Шурпаевой история оживает, стирая границы нашего отдельного существования и властно захватывая нас. Подлинный мастер своего дела, Миясат Нажмутдиновна, зная  силу точного и воздействующего слова, высекает из них узоры судеб.  Как автор она никогда не довлеет над своими героями. Внимание к людям вне зависимости от их ранга и статуса, в силу одной только личностной, нравственной ценности, к людям,  без каждого из которых нет истории села, города, народа,  – отличительная особенность ее творческой манеры. И специалистов-историков, и широкий круг читателей привлекают в ее произведениях документальность, точность, уважительное, чуткое отношение к голосу предания, к воспоминаниям, к людям, умение лаконично и выразительно раскрывать внешние и внутренние конфликты человека, снимая тончайшие срезы времени и наполняя их объемностью жизни. А в деталях быта, взаимоотношений, обычаев, пропитывающих и оживляющих ткань рассказов, мы находим просто необъятные пласты информации.
           Collapse )
лев

Борис Покровский о Ширвани Чалаеве

Магомед Абдулхабиров (из архива М.Абдулхабирова)
Дагестан, № 5 (32), сентябрь-октябрь 2007 г.



Легендарный Покровский Борис Александрович – режиссер с мировым именем, народный артист СССР, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР, в течение многих лет работал главным режиссером Большого театра, организатор и бессменный художественный руководитель Камерного Музыкального театра. После успешной премьеры оперы дагестанского композитора Ширвани Чалаева «Кровавая свадьба» в Камерном театре судьба одарила меня возможностью общения с легендарным Покровским Б.А.

– Почему именно в вашем театре поставлена «Кровавая свадьба»?
– Ширвани Чалаев давно знаком нашему коллективу. Мы неоднократно ставили его произведения и раньше. Материал, который он представлял нам, всегда был интересен. И тот, что он представил на этот раз, нам особенно дорог. Это то, что нас более всего волнует. Для меня дорого услышать то, что он говорит о своей родине и то, как он это говорит. Кроме того, он – человек большой культуры в самом широком толковании этого слова. Я могу говорить ему все, что я думаю о нем, о его творчестве, об окружающем нас мире… Я надеюсь, что и он со мной говорит так же откровенно на самые разные темы. Это и определяет тот сгусток дружеских отношений между композитором и театром. В этом залог и будущих хороших совестных работ театра и композитора. Меня очень обрадовало, что Ширвани недавно написал оперу «Казаки» по произведению Льва Толстого. Мне хочется ее поставить в театре, но, к сожалению, я не всегда и не во всем силен. Мы ведь не вольные птицы. Мы не всегда ставим то, что нам хочется. Такова печальная  рыночность в искусстве сегодня. Ширвани, надеюсь, понимает реальность и отзовется на наши будущие обращения к его творчеству.
– А в чем особенность «Кровавой свадьбы»?
– Радует национальность спектакля в благородном ее понимании. Она ощущается. Она слышится. Эта особенность таинственна, тонка и притягательна. И это несмотря на то, что исполнителями являются русские актеры. Они сумели подчиниться представлениям национальности. Я очень ценю это обстоятельство. И поэтому я дорожу этим спектаклем, который входит в разряд лучших постановок нашего театра. Он получил хорошую оценку и зрителей, и специалистов. Спектакль идет регулярно, он в репертуаре нашего театра. «Кровавая свадьба» – это опера на годы.
– Как вы пришли к тому, что опера начинается с пения самого Ширвани Чалаева на лакском языке?
– Во время репетиции Ширвани сам показывал, как, на его взгляд, надо это делать. И тогда один из режиссеров заметил: «Да он сам сможет это хорошо исполнить…». И мы не ошиблись. Сразу же почувствовали правильную интонацию, которую невозможно повторить или исполнить в такой философской трагичности. Верно было найдено и музыкальное одухотворение произведения. «Запахло» другим народом, дорогим и трогательно обращающимся с моей душой. Это особенно важно в наше время, когда, извините меня, дикость и отверженность проявляются во взаимоотношениях людей только из-за того, что они – разной национальности или веры. В такие времена особенно ценна мудрость писателя, композитора, драматурга, чье творчество нужно не только театру, а всем нам, чтобы оставаться людьми. Успех этого спектакля объясним еще и тем, что мы все это поняли.Collapse )
 
лев

М.Абдулхабиров. Возвращение Адалло

                      АДАЛЛО- ВОЗВРАЩЕНИЕ        15  июня 2017 г.
    Абсолютное значение в возвращении  поэта Адалло Алиева сыграл доктор, публицист и правозащитник Абдурашид САИДОВ. Без его содействия НЕ БЫЛО БЫ ВОЗВРАЩЕНИЕ АДАЛЛО НА РОДИНУ. Попросим его написать о своей огромной работе, связанной с затратой времени, усилий и финансов. И мне посчастливилось внести небольшую  лепту в этот процесс.
Предыстория вопроса состояла в следующем. В книге «Диалог», изданной на русском языке  в Лондоне  неким мне не известным  автором, были неприятные суждения Адалло о многом и многих, в том числе и обо мне тоже. Я ответил резко в статье «Лай с того берега». Тогда Адалло находился в эмиграции (Турция), обвиненный  в международном терроризме.  Абдурашид к тому времени уже более года имел с Адалло контакт и общался с ним. 
Прошло некоторое  время и А. Саидов говорит мне: «Есть желание у Адалло вернутся на Родину. Не хочешь присоединиться и подумать – что мы сможем сделать для этого?». Я ответил своему другу Абдурашиду: «Ничего плохого Адалло мне не сделал. Он написал критично обо мне, я  ему ответил. На этом наш спор завершился. Поэтому я, как общественный деятель, как руководитель Московского Центра Культуры Дагестана обращусь к Президенту РФ с просьбой разрешить вернуться Адалло на Родину…». Вскоре я  написал письмо Президенту РФ ( копия –Пред. Госсовета РД). Разбирая недавно свой огромный архив,   обнаружил  ксерокопию этого  письма и решил её опубликовать  для памяти. Я выбросил шесть мешков своих бумаг ( кому они нужны?), а это письмо дорого и памятно мне, ибо я и Адалло смогли перешагнуть через обиды друг на друга, протянуть руку помощи, когда она была жизненно необходима.
Было у меня одно условие ( просьба) к Адалло, чтобы «он по возвращению нашел бы неделю для беседы без права на сон». Это условие было реализовано; в результате вышла  большая книга «Диалоги с Адалло. Книга Вторая, 2007 г. Москва-Махачкала. Редактор Алисултан Газимагомедов. Издатель: Культурно-просветительский фонд «Аваристан». Типография-«Радуга-1» ( Авторы:  Абдурашид Саидов и Магомед Абдулхабиров). Адалло не уклонился ни от одного вопроса, в том числе от острых и не приятных вопросов. Это важный «Диалог»  для понимания сложности и глубины общественно-политических проблем тех лет. Особенно ценна книга для ищущих Правду, а не для  торопливых, всезнающих и всех обвиняющих. Оказывается, лондонский «Диалог» не был согласован с Адалло,  и та книга не  известного  автора была составлена  тенденциозно,  допуская отсебятины.  Вскоре у меня состоялись несколько встреч с очень серьезными людьми в Москве в связи с моим письмом. Они внимательно слушали меня. Им огромная моя  благодарность за понимание ситуации и личности Адалло Алиева.
Collapse )
лев

М.Абдулхабиров; Нужен не год ГОР, а годы ПРАВДЫ и ПОКАЯНИЯ.














Надо ли представлять дагестанцам доктора Магомеда Абдулхабирова?Имя, дела и его неравнодушие хорошо известны не только в Дагестане. Смелость, честность, умение защищать и отстивать правду невзирая на лица - это в Дагестане почти атавизм, увы. Но есть еще мужчины, которыми мы можем гоодиться.
Я побеседовала с ним в время недавней встречи в Махачкале.

-   Вы не изменяете своему правилу быть не только активным и полезным людям по медицинским и благотворительным вопросам, но и держать руку на пульсе общественной и политической жизни Дагестана и России

М.А. Не приемлю пассивность и самодовольство в жизни. Мне интересны водовороты, водопады и волнения жизни. А Дагестан и Россия всегда во мне и со мной в единстве и гармонии. Боль и радость Дагестана и России я ощущаю как свою. На этом меридиане жил, живу и доживу. Это не пафос, а реальность. Меня уже не изменить. Седина не допустит деформации Совести.

- Вы в отпуску после нелегкой хирургической, преподавательской, научной и общественной жизни в Москве. И ни одного дня отдыха. Попробуем кратко остановится у родников Вашей дороги по Дагестану. Вы начали с посещения далекого высокогорного аула Хваршины Цумадинского района. Зачем?

М.А. Были и есть на Земле величайшие личности, которые придали осмысленность Жизни, взывая ко всем живущим жить не в ущельях, а на вершинах Судьбы. Такой была медицинская сестра АСЯ ДЕНИСЕНКО, подвиг которой я стараюсь постичь уже много лет. Сирота России военного времени, пережившая страшные невзгоды жизни, по распределению оказалась в Дагестане. Просит отправить её в самый сложный район, а в районе настаивает на направлении в самый отдаленный аул. В течение пяти лет она работает в Хушеты, что в 90 км от райцентра и на высоте 3000 метров над уровнем моря, куда можно было добираться ежемесячно с лекарствами в рюкзаке летом и зимой пешком по страшным серпантинам через скал. Сюда до сих пор не проложена автомобильная дорога. После пяти лет работы её приглашают главной сестрой в Цумадинскую районную больницу и после года безупречной работы она подает Главврачу Марьям Кахиевой заявление с просьбой отправить её снова в Хушет, ибо  там она нужнее людям, иначе она уедет из района. Все знали, что слов на ветер Ася не бросает. И снова круглосуточное служение жителям пяти горных аулов и десяток хуторов. И однажды на девятом году великого служения Долгу и Горцам по пути к роженице зимой она поскользнулась в Хваршины со скалы и погибла. Считал я своим долгом побывать у могилы величайшей медицинской сестры, чей подвиг должен быть известен миру, а идея учреждения премии её имени поддержали Глава Цумадинского района А. Вечедов, Министр здравоохранения Дагестана Т. И. Ибрагимов, директор Буйнакского медучилища Абдулла Гусейнов. Надеюсь, что и другие присоединятся к этому благородству.

- Но Вы же поехали и в Ботлих с подобной же миссией.

-М.А. Вначале пятидесятых годов прошлого столетия в Ботлихе работал Магомед Гасангаджиев - уникальный хирург с поливалентными дарованиями не только в общей хирургии, но и и в нейрохирургии, урологии, гинекологии и т.д. Дагестанский Пирогов! Безотказный. Он выезжал во все горные районы. И я имел честь быть с ним в дружбе! Счёл своим долгом вместе с его достойным сыном Муртузом Гасангаджиевым побывать и на его могиле тоже.
- Вы посетили и могилы поэта Адалло АЛИЕВА, Юсупа ДАНИЯЛОВА, Расула ГАМЗАТОВА...







Collapse )
















лев

Русский мир как цивилизационный проект покидает кавказские горы

СУЛИЕТА КУСОВА
Хочу назад в «тюрьму народов»
фото: ru.wikipedia.org

Как известно, тюрьмой народов В.И.Ленин назвал царскую Россию, но, как показала наша новейшая история, империя конструировала для своих национальных окраин более продуманную и эффективную стратегию интеграции. Метрополии нужна была лояльность национальных провинций, и она получала ее мощным цивилизационным воздействием. Аналогичная задача в новых исторических обстоятельствах возникла сегодня — формирование общероссийской солидарности и гражданской идентичности, о чем неоднократно, начиная с базовой статьи по национальному вопросу 2012 года, говорил Президент России. Но до сих пор сформулированные в статье тезисы так и не воплотились в реальные идеологические проекты. Странно, что произнесенные Путиным слова о «великой миссии русских скреплять цивилизацию, скреплять в такой тип государства-цивилизации, где нет нацменов», получили столь убогое практическое воплощение. Между Северо-Кавказским регионом и центром образовался информационный, социокультурный и гуманитарный вакуум, и пока пустота не будет полнокровно заполнена, мифология и дезинформация о регионе все больше обособляют его от остальной России. Русский мир как цивилизационный проект покидает Кавказские горы.

Как быстро сдулась недавняя советская дружба народов! А еще 100 лет назад на Кавказе работал мощный плавильный котел Российской империи, которой за каких-то 50 лет с момента окончания Кавказской войны в 1864 г. удалось создать пророссийскую военную аристократию и национальную интеллектуальную элиту, о чем свидетельствует участие кавказцев в Русско-японской и Первой мировой войне, история «Дикой дивизии», когда дети вчерашних противников шли защищать престол общего Отечества.

Но траектория будущего катастрофически обрушилась. Революция 1917 года стала потрясением не только для самой России, но и для кавказского мира. Последующая эмиграция кавказцев вместе с русской белой гвардией вынесла за пределы отчизны пассионарный слой интеллектуальной элиты, взращенной империей. Работая с личными архивами кавказской белой гвардии, мы обнаружили очень любопытную особенность умонастроения большей части кавказской эмиграции: стойкую приверженность монархической идее. Оказавшись за пределами родины, они продолжали оставаться российскими имперцами. И хотя взгляды кавказской эмиграции на будущее региона в составе советской России были неоднозначны — от идеи полной независимости Кавказа до конфедерации в составе России — даже это разделение позиций существовало в контексте горско-казачьей солидарности. Всех их объединяли совместное прошлое в кадетских корпусах, учеба в российских университетах, военная служба. Там, за границей, русские, казаки, горцы — они оставались подданными одного Отечества.

Какой мощный идеологический ресурс содержит для конструкторов современной национальной политики эта тема! Все, что нужно знать о Северном Кавказе, чтобы понять его специфику, уже сформулировано в русской истории, особенно в XIX веке, когда Россия буквально на ощупь осваивала регион, открывая возможность для его колонизации.

Рецепты империи крайне полезны сегодня для России демократической, если ей не надоел излюбленный русский аттракцион с граблями. «Нужен ли Кавказ для будущего блага России или нет. Сообразно решению этого вопроса следует одно из двух: или употребить на этот край усиленные средства, или бросить его навсегда», — так в июне 1857 года писал кавказский наместник (читай — полпред) А.И.Барятинский брату царя, великому князю Константину Николаевичу. Через два года в августе 1859-го в дагестанском ауле Гуниб будет пленен создатель имамата Шамиль. Но чтобы это произошло, два года были насыщены решительными действиями.

Collapse )
лев

Сабур кончился. Фаина Графченко

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО заслуженной артистки РФ, народной артистки РД, лауреата премии им. Г.Цадаса Ф.Ф.ГРАФЧЕНКО

А.А.ИСРАПИЛОВУ –начальнику Управления по кадровой политике Администрации Главы и Правительства РД

САБУР КОНЧИЛСЯ

Уважаемый Артур Анварович!
Мои документы на звание «Народный артист Российской Федерации» были оформлены художественным советом Даггосфилармонии и направлены в Министерство культуры. Только после этого попали в наградной отдел вашего ведомства. Это происходило пять раз, и все 5 раз документы возвращались назад в министерство с такой формулировкой: «Характеристика не отвечает в полной мере требованиям Закона Республики Дагестан». Характеристика составлена грамотными людьми и в филармонии, и в Минкультуры. Они учли все требования к характеристике и условия оформления документов, вплоть до 1, 5 см. отступа от края бумаги. Еще одну причину возврата документов вы сформулировали следующим образом: в них «должны быть отражены конкретные творческие заслуги перед республикой».
С такими формулировками были возвращены не только мои документы, но и материалы на награждение 42 лучших людей республики, известных деятелей культуры. Тем самым вы обвиняете министерство культуры в некомпетентности. Если бы я сама лично не видела тщательную и добросовестную работу сотрудников министерства и филармонии над этими документами, которые абсолютно полно и мотивированно отразили мои конкретные творческие заслуги перед республикой, я бы могла вам поверить. По вашему, Закон Республики Дагестан не согласуется с характеристиками, подготовленными профессионалами из государственных структур, которые как никто знают представляемых на награждение людей. По-вашему, мне нужно публично рассказать о своих достижениях? Что же мне еще нужно было сделать, чтобы достичь согласия с Законом РД? И что это за Закон, который позволяет вам произвольно манипулировать им? Или, может быть, нужно было искать согласия с теми, кто сделал такую отписку, и мне не пришлось бы писать это унизительное письмо?
Создана такая система, что для получения заслуженной награды человеку надо самому ходить, писать, добиваться положенного. В итоге целое поколение профессионалов, не умеющее и не желающее таким образом «выпрашивать» своё, оказывается униженным, потому что они не могут переступать через понятие скромности, через этические нормы. Складывается порочная ситуация, когда теми, кто несет ответственность за эту работу, дискредитируется понятие государственной награды, ибо при давно созданной в вашем наградном отделе системе заслуженные люди лишены возможности законно ее получить, а переписываться с вами, обивать ваши пороги уважающие себя люди не будут. В царской России награждаемый приглашался, император вручал награду с такими словами: «Прошу покорнейше принять награду, которая вручается гражданину Отечества…»
Позвольте мне как гражданину Отечества отчитаться перед вами. В 1969 году мы с мужем, известным переводчиком Станиславом Сущевским приехали в Дагестан, имея образование и опыт работы. Остались здесь по приглашению Расула Гамзатова, навсегда полюбив эту республику. Почти полвека я, единственная в мире - акцентирую! - читаю поэзию дагестанских авторов.
В 1977 году мне присвоено звание заслуженной артистки РД,
в 1985 – звание народной артистки РД.
в 2004 году - присуждают звание заслуженной артистки РФ – заметьте, в 61 год, когда со мной вместе за попсу это звание получали двадцатипятилетние девочки в Москве. Обратите внимание и на сроки между наградами. Мои заслуги, как сейчас выяснилось, не соответствующие Закону Дагестана, - это тысячи концертов, передач по радио и телевидению, где мой голос звучал ежедневно, это шефские бесплатные концерты в горах и степях, по городам Северного Кавказа, в Грузии, Азербайджане, Армении и др. Концерты шли по всем городам России, а работала я от Росконцерта г. Москвы. Я провела 40 парадов, посвященных майским и октябрьским праздникам, вела все концерты, которые проводились в Дагестане. Я знакомила миллионы людей с культурой республики и меня саму часто принимали за дагестанку. За все эти годы мной подготовлено 24 сольных концерта (это 40 часов чтения наизусть), не считая другой работы (правительственные концерты, работа над сценариями и т.д.), при этом заметьте - никто никогда не видел у меня в руках бумагу. Если я буду рассказывать свою биографию, то это будет выглядеть, как хвастовство. Но в этой ситуации я вынуждена говорить о себе, тогда как это вы должны говорить обо мне. Среди сотен городов, в которых я гастролировала почти полвека, представляя поэзию народов Дагестана, не было ни одного, где мне не предложили бы работу с прекрасными условиями. В 1980 году я поступаю в ГИТИС на режиссерский факультет. 13 мужчин и 14-я Фаина Графченко. Заметьте, менее 300 человек на место при поступлении в ГИТИС не бывает. В 1973 году при прохождении мной стажировки на всесоюзном радио Юрий Левитан пригласил меня на работу в Москву. В 1993 году Ю. Темирканов приглашает меня читать с его оркестром. Расул Гамзатов, чьи концерты я вела десятилетиями, очень ревниво относился к моей возможной работе с другими авторами и не отпускал, не доверяя никому чтение своих стихотворений. Аттестационо-тарификационная московская комиссия оценивала мою работу по высшим балам. Все эти люди задавали один вопрос: «Что Вы делаете в Дагестане?» Председатель последней аттестационной комиссии сказал госпоже П.Чурлановой: «На Северном Кавказе есть два артиста: Фаина Графченко и ансамбль «Лезгинка». Конечно, их гораздо больше, но эта оценка показательна.
Артур Анварович! Пользуясь нашими отношениями, я позвонила Вам трижды, чтобы вы объяснили причину возврата моих документов. Вы не удостоили меня даже звонком, хотя мы с вами очень хорошо знакомы. 10 ноября 2015 года в Министерство культуры пришел ответ, что моя характеристика не отвечает требованиям Закона РД. Артур Анварович, Вы лично читали этот опус, сочиненный Р.Хайбуллаевой, заведующей наградным отделом? Мне пришлось поставить Вас в известность, что говорят об этой даме, плодящей свадебных заслуженных и народных артистов, люди, ждущие решения годами и вынужденные к ней обращаться за разъяснениями. Конечно, вы можете назвать это слухами, так легче защитить свое ведомство. Напомню вам статью в «Дагестанской правде» о легендарном 80-летнем учителе кубачинской школы Саидове Набигулле Ибрагимовиче, которого Хайбуллаева Р. 10 лет заставляла переписывать документы на имя новых глав и по сути довела до инсульта. Пять раз вернулись документы дирижера симфонического оркестра М.А. Абакарова, сколько еще лет осталось ждать семидесятилетнему музыканту? Таких примеров много. Знает ли госпожа Хайбуллаева Р. , куда она попала после службы в МВД и насколько велик ее творческий потенциал, позволяющий участвовать в оценке деятельности лучших граждан республики?
Горше, чем степная полынь,
Стих суровой суры Корана.
Нас карая поздно иль рано
Все на свете бесследно канет,
Пыль опять превратится в пыль. (С.Сущевский)
И мы предстанем перед Всевышним. Хайбулаева Р, вы будете в свое оправдание мамой клясться или вспомните, как умирали настоящие артисты не дождавшись наград, потому что не догадались по - иному к вам подойти? Где награда Ирине Нахтигаль? Наградите ее орденом Отечества! Где награды артистов театров, танцоров, музыкантов, режиссёров и других представителей творческой интеллигенции, которые выживают вопреки, а не благодаря?
Почему проныры, коррупционеры, взяточники, лизоблюды обвешаны орденами, медалями, званиями? Там, где подхалимство, угодничество, корысть, там заболачивается душа. Если власть и богатство становятся целью, не ждите уважения от людей. Хайбулаева, кто и где обучил вас полному безразличию к людям, к унижению их достоинства, кто позволил вам распоряжаться судьбами лучших людей Отечества, сыновей и дочерей Дагестана и России, которые свой талант отдают на воспитание достоинства общества? Вы кто? Вы просто клерк, работник офиса, ваше дело прочесть и избавить документы от ошибок. Чем занимаетесь вы? Подсчитываете, сколько нужно поиздеваться над человеком, чтобы он пришел и поклонился вам в пояс? Может быть, им надо позаботиться о том, чтобы содержимое пакета соответствовало награде?
Артист - это не работа, это не должность, не карьера, не профессия. Это не обычный человек, это средоточие нервных окончаний, когда он может говорить с душой и сердцем зрителя, пробуждать лучшие качества человеческой личности. Настоящий артист - это подарок тому или иному народу, который гордится своим соплеменником. Человечество награждается талантливыми людьми. Уберите все, что приносит вред развитию искусства. Талант нужно взращивать, лелеять, воспитывать, ограждать от житейской суеты, надо убирать препятствия с пути талантливого Артиста. Само звание артиста должно быть престижным, завидным, недосягаемым, желанным и дорогим. Министерство культуры и создавалось для людей искусства, поскольку культура и духовное здоровье нации создаются конкретными талантливыми людьми, достоянием республики.
Уважаемый Артур Анварович!
Я как гражданин России обращаюсь к вам и к главе Республики Дагестан Абдулатипову Р.Г. с просьбой не только от себя, а от многочисленной армии творческих людей, носящих гордое звание «Артист», «деятель культуры». Просим расформировать наградной отдел и при приеме на работу новых работников объяснить им, что их нерадивая, циничная работа несовместима со званием государственного служащего и наносит огромный ущерб здоровью тех, кто достойно служит своему народу.

28 января 2016

лев

из хроники дела по гимну.

Материал раскидан по разным сетям, собираю
из фейсбука от 24 сентября 2015 г.

дискриминация существующего гимна идет полным ходом. Он не был исполнен в день Конституции РД, на юбилее Дербента прозвучал некий "народный гимн". В Дагестане нет и не было народного гимна- у каждого отдельного этноса есть своя популярная и любимая песня, вопринимаемая как свой гимн. Известная аварская песня, в которой много общего с известной лезгинской мелодией, о чем недавно писали в интернете, пока еще никем не была названа народным гимном, но уже начала подаваться свер
ху именно в таком качестве. Читаю в газете "Новое дело" фрагменты выступления главы республики в проекте "Открытая власть", его ответы на вопросы дагестанцев. Нельзя не заметить, как небрежно рассуждает Р.Абдулатипов о гимне, демонстрируя свое равнодушие: "Слышал, что якобы в суде рассматривался этот вопрос, но суд оказался на стороне главы РД". Действительно, очень мелкий вопрос - вопрос о символе государственности - для внимания очень большого политика, вырвавшего дагестанцев из одного рабства ( в другое они сами с удовольствием могут влезть, сейчас популяция меняется стремительно... ). Читаем дальше: "Было обращение к Чалаеву, чтобы он доработал собственный гимн с учетом требований желаний". После разговора с композитором скажу, что это введение в заблуждение. Не было никакого разговора, никакого предложения, более того: все попытки Ш.Чалаева попасть на прием к главе и быть услышанным ни к чему не привели. Еще одно утверждение в этом коротком выступлении главы, тоже не имеющее никаких оснований под собой: "Никогда не ставил под сомнение профессионализм Чалаева, более того, помогал ему в постановке нескольких его опер в Москве и Ленинграде...". "Никогда не помогал, никакого отношения к постановкам не имел", - недоумевает Ширвани Чалаев. Дальше идет тоже любопытный пассаж: глава республики учит великого композитора, чем отличается симфония от гимна. А в завершение звучит еще более выразительная фраза как комментарий к вопросу о ситуации с гимном: "Я не очень лезу в эти дела... а тем людям, которые обращаются в суд, больше нечего делать". Я не являюсь оппозицией Абдулатипову, как иногда говорят некоторые, я так далеко не иду. Но я являюсь оппозицией обману от лиц, призванных цивилизовывать нашу жизнь, их стремлению строить потемкинские деревни, заменять полезные и нужные дела пустыми словами, стремлению от имени культуры насаждать примитивизм и имитацию культуры. Должно ли лицо, присягавшее народу на Конституции, относиться с пренебрежением к символам государственности и к гражданским чувствам народа? Обывательские рассуждения на уровне суждения "делать им нечего" в этой ситуации - скорее средство самохарактеристики, чем ответ по существу на вопрос.

от 2 сентября:

На процессе по иску о гимне присутствовало два журналиста, а информацию дали несколько десятков сайтов. Интересно, это один журналист для всех пишет или такой "эксклюзив" - вторичная переделка материала? Особенно смешно было читать "Представитель губернатора и правительства Дагестана в суде, юрист А. Халилов сумел отстоять позицию". Во-первых, что вы ждали от суда, который рассматривает иск к главе республики? Там мог выиграть не только начальник правового управления, а дежурный вахтер. Во-вторых, представитель главы внятно не смог ничего объяснить, не смог ответить на вопрос о причинах смены гимна, говоря лишь о праве верховного лица. Фраза об анонимных обращениях ("по многочисленным пожеланиям трудящихся") не подтверждалась никакими конкретными материалами. А самый любопытный довод заключался в том, что проблемы нет, гимн еще не заменен. Оказывается, запущенная процедура смены гимна через распоряжение и создание комиссии не имеет отношения к смене гимна. Очень напоминает анекдотическую ситуацию с вызовами милиции на место совершающегося преступления: "Еще не убили? когда убьют, вызывайте. Мы все для этого сделали". Неграмотный документ, в котором разыгрываемое действо по замене гимна названо словом "совершенствовать". Совершенствовать произведение Чалаева приглашаются все желающие. Представитель главы лукаво сослался на то, что в состав комиссии включен и сам композитор, в то время как композитор отказался принимать участие в этом дурно поставленном спектакле.

,

Collapse )
лев

Открытое письмо министру культуры РД

опубликовано 14.11.2015 в фейсбуке

Уважаемая Зарема Ажуевна!
Культура республики – сфера непосредственно Вашей деятельности, но учитывая, что ее развитие сегодня определяют большей частью желания и воля Абдулатипова Р.Г. нет смысла апеллировать только к Вашему имени. Мое личное уважение к Вашим человеческим качествам, полагаю, не лишает меня права высказать свое мнение и обратиться к Вам, более того, внушает надежду на то, что обращение не останется безответным. Я сейчас не буду касаться ситуации с имитационным характером развития культуры, прямо связанным с негативным влиянием главы республики, стремящимся использовать культуру Дагестана как средство продвижения своего застоявшегося творческого пыла: его режиссура, музицирование , художнические изыски и сочинение стихов, его личные симпатии и антипатии, очень милые сами по себе, печальны тем, что становятся критериями оценки культуры и низводят республику до уровня глухого захолустья с претензиями. Нет авторитетов, кроме великого и вездесущего создателя мультимедийных проектов, съедающих половину бюджета нашей культуры, наверное. Нарциссизм ли это или невольное чувство конкуренции, выстраивания всех по собственному ранжиру, не знаю. Но один только факт, что на проходившей в этом месяце мировой премьере оперы нашего великого композитора Ширвани Чалаева «Казаки» по повести Льва Толстого в Нижнем Новгороде не было ни Вас, ни главы республики, показателен. Показательно то, что культурная политика Р.Абдулатипова отмечена негативным давлением в той или иной форме на ярких и талантливых деятелей культуры. Одна из форм давления- игнорирование и профессиональный бойкот, замалчивание имен и заслуг. Истинно талантливые люди чаще всего скромны, они не могут защитить себя, потому что дельцы от культуры им всегда готовы процитировать «Быть знаменитым некрасиво», чтобы авторитетом Б. Пастернака снять для себя проблему несправедливого отношения к таланту. Кому-то выгодно, чтобы яркие деятели культуры, пользующиеся заслуженным уважением, не были видны и слышны, у нас нередко их с легкостью заменяют на удобную серость и назначают талантом. Отовсюду идет вытеснение профессионалов. Наше общество, к сожалению, привыкло ни о чем не спрашивать. Трусость, лицемерие, малодушие или просто незнание и равнодушие- что бы за этим ни стояло, несомненно, это форма духовного рабства, которое нам навязывает реальность: несогласие с волей и вкусами первого лица чревато проблемами. Но я позволю себе такую малость: спросить у Вас, почему Фаине Федоровне Графченко, для которой и мечтал открыть Дом поэзии Расул Гамзатов, не нашлось работы в этом якобы храме поэзии и по совместительству доме приемов главы республики? Уникальный профессионал, почему она отстранена от всех концертов и выступлений? Почему, имея такого выдающегося деятеля в сфере художественного чтения, Вы не используете ее потенциал? Вы прекрасно знаете, что одно ее выступление производит потрясающий эффект на сознание молодежи, о влиянии на которую так много говорят чиновники всех рангов. Вы прекрасно знаете, что одно ее выступление сильнее всех речей главы республики, вместе взятых. Почему же прячете от Дагестана его же достояние и предпочитаете одному большому таланту десять посредственных заменителей? В культуре как нигде Личность решает успех дела , но ее способность оттенять бездарность других, вероятно, мешает кому-то. Личность чаще всего обладает неудобным характером в силу высоты профессиональных требований, и это порой становится фактором раздражения для других. Как бы ни было, нельзя наносить вред собственной республике, умалчивая таланты и не давая им поле деятельности, не отдавая им должное за подвижнический труд. И самый главный вопрос, побудивший меня публично обратиться к Вам. Фаина Федоровна еще двадцать лет назад заслужила звание народной артистки РФ. Бесконечная волокита на днях неожиданно завершилась отказом: из здания правительства ей молча вернули документы без объяснений. Я очень прошу Вас объяснить, по каким причинам возвращены документы, по каким причинам ей отказано по сути в получении звания, которое она заслужила всей своей жизнью, работая «на разрыв аорты». Фаина Федоровна никогда не работала ради звания, но дело не в ней, а в нас, потому что это оскорбляет дагестанцев. Разве мы самый неблагодарный народ, чтобы не признать заслуги этой русской женщины, переехавшей к нам почти полвека назад и оставшейся навсегда здесь, чтобы приобщать поколения наших детей к высокой литературе, формировать их ум, душу, воспитывать, просвещать? Один пример: в этом месяце ее ученица Шуанат Г. стала победительницей конкурса чтецов в Москве, зал стоя аплодировал таланту девочки, члены жюри решили направить благодарственное письмо Представительству РД в Москве. Каждый ее ученик- это подарок Дагестану и достойный его представитель, но вместо того, чтобы дать Ф.Графченко условия в том же Доме поэзии для подготовки таких учеников ее по сути вынуждают уехать из республики. Невостребованность таланта – это удар по искусству, обкрадывание собственного народа, а неблагодарное к нему отношение, готовность с легкостью поменять профессионала на того, кто ближе под рукой и удобнее- низость. Тем более, когда мы знаем, что Фаина Федоровна –супруга ушедшего из жизни выдающегося переводчика Станислава Сущевского, так много сделавшего для дагестанской литературы. Он переводил Расула Гамзатова, Фазу Алиеву, Алирзу Саидова, Анвара Аджиева, Кадрию, Юсупа Хаппалаева, Магомеда Гамидова, Муталиба Митарова и многих других. И как переводил! Забвение имени – даже в этот год- год литературы и год его юбилея- это наша дагестанская благодарность? Понятно, что Союз писателей Дагестана, представленный прежде всего интересами семьи Ахмедовых, сузил до нужных ему рамок понятие о литературном процессе, работая по советским застойным лекалам. Понятно, что для мало читающей власти литературу призвано олицетворять только имя Р.Гамзатова и еще пара –тройка имен. При всем уважении к этим авторам нельзя не помнить, что литература народов Дагестана не исчерпывается этими именами и гораздо богаче.
Пришли времена, когда яркие, независимые и имеющие заслуги перед республикой люди становятся неудобными, их легко меняют на удобных и послушных. Их обрекают на профессиональное забвение и тем самым выдавливают из республики. Я хочу спросить у Вас, что вы сделали, чтобы защитить таких людей? Что вы сделали, чтобы использовать потенциал людей, которые хотят дать республике, а не взять? Почему в Год литературы, открыв с помпой Дом поэзии, вы оставили за его порогом человека, равного которому нет в искусстве приобщать к поэзии и воздействовать на аудиторию, в искусстве учить любви к Дагестану? А самое главное, повторю еще раз, объясните, пожалуйста, причины, по которым ей руководство республики не подписало документы на звание народной артистки РФ.
С уважением