Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

лев

Пришел за оптимизмом. Интервью с академиком А.Гусейновым.

  (окончание)
 М.А.: 
До сих пор сожалею, что не встретился с Вашим другом, выдающимся философом и благородным мыслителем, профессором А.А. Зиновьевым. Иногда кажется, что  большим личностям  уготовлена долгая жизнь. Прошу Вас кратко рассказать о незабвенном и великом Александре Александровиче. 
   А.А.:   У меня уже  был однажды случай сказать: дружба с Александром Александровичем Зиновьевым под самый конец его жизни – это самая большая моя удача, незаслуженный дар судьбы. Бедняк, выигравший  случайно в лотерею миллионный суперприз, не получает так много, как интеллектуального развития, и в смысле человеческой радости. Наша дружба и общение держались, как мне кажется, на двух вещах: я, в целом, понял и принял его взгляд на мир; у нас было одинаковое понимание  человеческого достоинства. О Зиновьеве можно говорить и говорить, рассказывать и рассказывать. Но самое главное – его надо читать. И я советую всем читать его. Вот иметь его книгу в домашней библиотеке надо. О моем отношении и моем понимании Александра  Александровича Зиновьева говорит следующее. В книге «Великие пророки и мыслители. Нравственные учения от Моисея до наших дней» я поместил также очерк, посвященный Зиновьеву.
    М.А.:   Что Вы знали или читали о философии в школе, что двигало Вами при избрании профессиональной дороги философа и, конкретно, при выборе факультета философии МГУ?  Не боялись и не сомневались?  Что Вам интересно, кроме философии?
      А.А.:    Интерес к философии  у меня, действительно, сложился в школе, и я хотел учиться именно философии, а не чему-нибудь другому. Был такой эпизод. По окончании средней школы № 1 гор. Избербаш мы с соклассником, товарищем и родственником  Даниялом Магомедхановым поехали в Махачкалу в обком партии (особо подчеркну: пошли без протекции, по собственной инициативе, возможно, по чьей-то подсказке) с просьбой дать нам бронь для внеконкурсного поступления в вуз (тогда  у дагестанцев была такая привилегия в ограниченном размере). К сожалению, не помню имени принявшего нас работника, но хорошо помню, как он выглядел и всю сцену. Он предложил нам в качестве единственной возможности Куйбышевский инженерно-строительный институт. Даниял принял это предложение и в последующем закончил этот вуз, стал хорошим строителем. Я же сказал, что хочу на философский факультет. Работник обкома сказал, что брони в МГУ нет, стал убеждать меня пойти учиться на инженера, отказываясь от этой возможности, говорил он мне по-отечески, я совершаю глупость. Видя мое упорство, даже прикрикнул: «Что ты понимаешь в философии, чтобы так настаивать?». Тем не менее, я извинился и сказал, что попробую поступать на общих основаниях. Хотя намерение мое было твердое, тем не менее, на самом деле я не знал, что такое философия. Каких-то серьезных книг собственно по философии не читал – только вторичную научно-популярную литературу, главу о диалектическом и историческом материализме из «Краткого курса истории ВКП(б)», брошюры общества, которое впоследствии получило название «Знание» и т.п. Мое воображение захватила идея о  противоречиях как источнике развития природы и общества, и я задумался над вопросом: а какое конкретно противоречие движет развитием человека? Не является ли им противоречие между умом и сердцем? В философию, можно сказать, я пришел за ответом на этот вопрос. Начав учиться на философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, я понял и понял далеко не сразу: философия – совершенно особый мир, о ней нельзя ничего знать заранее, её нельзя узнать из книг, даже из лекции профессоров, её постигаешь по мере того, как входишь в него, как сам начинаешь немного становиться философом, что это вообще – не совокупность знаний (не только совокупность знаний), но ещё определенный строй ценностей и образ жизни.
  Collapse )
лев

Пришел за оптимизмом. Интервью М.Абдулхабирова с академиком А.Гусейновым.

(продолжение)
М.А.: 
Каковы сегодня главные поиски и волнения философов? На каком перепутье современная философия? На что философы до сих пор не нашли ответы?   
     А.Г.:      Кстати, одной из таких волнующих философов и обсуждаемых ими проблем является проблема диалога культур, которая обострилась в контексте глобализации и упоминавшихся Вами концепций конфликта цивилизаций. Много дискуссий вызывает проблема истины, в частности то, как объективность истины, придающая ей абсолютный и универсальный характер, сочетается с её историко-культурной обусловленностью и контекстуальностью, а также в какой мере она отражается, переносится из объективного мира в субъективный, и в какой формируется  и конструируется в процессе познания.   Широкие  споры вызывает вопрос о свободе воли, который требует переосмысления в свете новейших нейро-физиологических исследований, которые, по мнению многих ученых, не оставляют никакой ниши для свободной воли, и даже нашему решению двинуть руку предшествует некий импульс в мозгу. Невероятные успехи компьютерных технологий вновь привлекли внимание, в том числе философов, к проблеме искусственного интеллекта. Конечно, в связи с возрождением религии и религиозности, в результате чего стали современный мир описывать как постсекулярный, обострились, вызвали новый вал споров и исследований проблемы соотношения философии и религии, рационального и ценностного аспектов духовной жизни, пределов человеческого сознания. Словом, многое исследуют, многое обсуждают и о многом спорят сегодня философы у нас в стране и мире. Всего не перечислишь в таком разговоре, который ограничен самим жанром. Да и без таких ограничений я вряд ли мог бы это сделать исчерпывающим образом. Философия сегодня такая разветвленная и обширная (по тематике, языку, традициям и т.д.) область интеллектуальной деятельности, которую невозможно охватить единым взором. Наши философские конгрессы – и отечественные,  и, в особенности, мировые – собирают по несколько тысяч специалистов. Кстати, общее проблемное поле, которое выделяется для каждого всемирного философского конгресса, также дает представление об основных тенденциях в нашей науке. Афинский конгресс (он был 23-ий по счету и состоялся в прошлом году) был посвящен теме «Философия как познание и образ жизни. Следующий конгресс, который состоится в 2018 году в Пекине пройдет под девизом: «Учиться быть человеком».  
    Вторую часть Вашего вопроса: «Какие философские проблемы остались нерешенными?» я хочу выделить особо. Он просто замечательный. На него я могу ответить  очень кратко: все! Все вопросы остались нерешенными. И это не эпатаж. Уникальная, единственная в своем роде природа философских вопросов состоит в том, что они не имеют одноразового и окончательного решения. Разве Вы можете дать доказательный, имеющий  несомненную фактическую или логическую убедительность, ответ на вопрос, является ли мир конечным или бесконечным? Или доказать существование свободной воли – ведь доказательство её существования  как раз было бы её опровержением!  Или опровергнуть существование свободной воли – ведь её опровержение  как раз стало бы доказательством её существования!  Философские проблемы называют вечными. Справедливо называют. Но они вечные не в том смысле, что они неизменны и всегда одни и те же. Как раз наоборот: они потому вечны, что всегда («вечно) требуют новых решений и ответов, и они заново и по-своему открываются для каждой эпохи, каждого поколения, каждого думающего человека.  
   М.А.:   Вероятно, есть уникальные книги по философии, которые нельзя не читать просвещенным читателям. Какие бы книги из этого большого списка Вы посоветовали иметь в библиотеке каждого просвещенного человека? 
   А.Г.:  Мне кажется, философские книги, как и художественные, выбираются в значительной мере по вкусу. Ничего страшного, если  даже они попадут под руку случайно. А лучше, если это будет что-либо из сочинений великих философов, величие которых выверено временем – Платона, Аристотеля, Декарта, Спинозы, Канта, Гегеля, Конфуция, Ибн-Сины, В.С. Соловьева и др. И ещё такое замечание: если человек не занимается философией профессионально, то нет нужды читать многих.  Более важно, как читать: медленно, вчитываясь, возвращаясь, стремясь понять, что хотел сказать и сказал автор, почему он затрудняется выразить это более ясно и т.д. – словом, вникать умом. И этим философское чтение отличается от художественного, которое мы больше воспринимаем чувствами. 
      Collapse )
лев

Приколы от философов

Иногда философы так "зажигают",  как попсе не снилось. Вот фрагмент из
 эссе Зухума Зухумова на сайте "Портал 21"
 http://www.portal21.ru/news/we_recommend.php

Бритоликий мужчина, с галстуком на шее… Жуткое зрелище… Очень часто вытягивает шею, что бы на мгновение освободить свое адамово яблоко (кадык) от «уз андрогинного общества». На самом деле, из множества опрошенных мною друзей, знакомых, 90 % не любят бриться, 70 % - просто ненавидят это. Бритье – насилие над мужчиной, над его «естеством». Это тоже самое, что и кастрация. Древние фрески и картины свидетельствуют о более благоприятном образе мужчин с благородной бородкой, ухоженной, и еще больше подчеркивающий мужской «профиль». Тотальное бритье лица и головы в древности обозначало принадлежность к рабству. Хозяева принуждали бриться рабов, во избежание педикулеза. Брились наголо древние жрецы, демонстрируя фараонам свою покорность и «стерильность» себя. У римских императоров древности был отдельный «бритый легион», для солдатских «утех» во время долгих военных походов.

Не каждая жена осознает, что естественное состояние лица мужа, это наличие на его лице растительности. Эта растительность позволила бы ей обходиться без скраба, без всяких дополнительных расходов на косметику. Это бы усилило необходимое кровоснабжение и удалило бы несметное количество угрей на ее лице. А раздражение на лице у женщины, вызванное мужской щетиной - из-за недостаточной длинны волос на лице, или из-за недостаточной любви к мужу. В конце концов, она могла бы взять это обросшее как сад, но любимое лицо в свои ладони, и почувствовать волнующее покалывание и шелест лица его меж своих пальцев. И пусть в ладонях у нее будет лицо льва, а не бритоликий культивированный «системный» цербер. Она могла бы ухаживать за его бородкой. Ан нет, пусть лучше займется экибаной. Волосы на лице мужчины это продолжение его лица и его мужественности. А вместо этого – галстук на шее со стрелкой вниз, как символ «неприкрытого поверженного фаллоса». Если утратившая разум природа отыгрывается на женщине, то «солярный демон» явно беснует в мужчине через своего агента, под названием «андрогинное человечество».

А этот фрагмент из откровений Султанова-Барсова (не самый худший из его творчества, но забавный. Потому что если насаждать философию в понимании Султанова-Барсова, курсирующего между "когнитивным диссонансом" и стихией его романов "Ростов-папа" и "Сочи-мама" , мы, конечно, цивилизуемся  настолько, что будем похожи на выписавшихся с Канатчиковой Дачи или на героя Зощенко после обучения философии
  http://www.portal21.ru/news/our_guests.php

В Дагестане, как и в целом в СКФО, для нормализации ситуации использованы худо-бедно, хорошо или плохо, но все классические средства политико-правовой природы. Все, кроме одного. А именно, в деле нормализации обстановки в Дагестане и СКФО не используется философия. Более того, она злостно игнорируется, как чиновничьим корпусом, так и научно-вузовской номенклатурой. Газеты, существующие на бюджетные деньги, совершенно не печатают философских статей, даже терминологию беспощадно выкидывают из текстов на том основании, что широкие круги читателей терминологию не знают. А это ни много ни мало – ретроградство, гелленологофобия и акрибофобия. И этими интеллектуальными болезнями чиновники поражены больше рядовых жителей республики. Следовательно, сверху должна быть команда чиновникам – изучать терминологию, подтянуться на средний стандарт современного культурного человека.
Понимаете в чем тут дело. Когда, выступает чиновник по какому-нибудь общественному вопросу и говорит на жутко плохом русском языке, к тому же несет чепуху, даже самые простые люди, занимающиеся своими рабочими делами, видят, какой тупица занимает ответственный пост. А идеологи экстремизма тут как тут, показывают пальцем и говорят: «Вот видите, какие невежды вами руководят, понукают вами, пожирают ваши налоги…» В этом смысле Дагестану, как воздух нужна кадровая ротация и даже существенный пересмотр кадровой политики. А это возможно только в том случае, если в политико-правовой арсенал госвласти будет принята  ФИЛОСОФИЯ. Разумеется, не всякая, и отнюдь не вузовская, хотя вузовская философия должна лежать в основе всякого объективного познания мира и духа. В деле общественных преобразований и право-позитивного развития страны нужна эвристическая философия с трансгрессирующими идеями (Морис Бланшо, Мишел Фуко).
И снова оговорка, философские трансгрессии не развивали отечественные мыслители, мы о них знаем, главным образом из тестов постмодернистов, которые совершенно не годятся для российского ментальности, ибо они, постмодернистские идеи, больше порождают «болотные митинги», чем «Поклонные горы». Тем не менее, нельзя игнорировать и золотые россыпи мудрости, которые, как ни странно, мы находим и в  постмодернизме, и во многих других школах позн
лев

Разгром от философии

Более тридцати лет я храню свою философскую библиотечку, которую собирала в студенческие годы, но так целиком и не прочитала. Читала фрагментами Шеллинга, Гегеля,  Бэкона...  Поскольку отвоевывая у книг жизненное пространство, я все эти дни раскладываю книги:себе, в библиотеку, на кафедру. на подарки, в мусорку, я решила сделать красивый жест и позвонила кафедре философии: дескать, дарю. Привезу завтра. И вот лежат передо мной, жалким дилетантом, так и не прочитанные как следует Кондильяк, Николай Кузанский, Гераклит, Аристотель. Я перелистываю их и вдруг обнаруживаю, что именно сейчас я бы все это прочитала: и "О языке и методе" Кондильяка. и о "Вершинах созерцания" Кузанского, и "О небе" Аристотеля, и толкования притч Соломона у Бэкона... Эх, зачем я обещала до того, как перелистала книги в последний раз! Всегда начинаешь ценить только перед тем, как потеряешь. Нет, нельзя иметь дома книги- иначе их не читаешь. Успокаивает одна мысль, что они есть, и в любую минуту ты можешь их взять в руки. Хотя это тоже так заманчиво... 
Нет, немного пожадничаю: отдам Гегеля "Философию природы". Все равно я не пойму разделы "Механика", "Физика", "Органическая физика". В общем, отдам половину. 
Если выбирать из двух мерзавцев: Ноздрева или Плюшкина, я думала, мне Ноздрев как-то понятнее. Оказывается, Плюшкин.
лев

Т. Грановскому - Н. Станкевич

Попалось бы в более молодые годы... Но и сейчас не лишне. Много рассыпано жемчужин в письмах Станкевича, дам самую большую цитату
"...Буду отвечать тебе на твою исповедь и на твои сомнения точно так же, как я отвечаю себе на свои.
Collapse )

лев

Обаяние М.Мамардашвили и тайна философии

Есть у меня некоторые любимые ученые, над тайной обаяния которых ломаю голову. и в последнее время пришла к тому, что это не обаяние науки, а обаяние личности. Например, Мераб Мамардашвили. Хорошо, что личного контакта не было: так можно было тем более впасть в эйфорию от причастности к соразмышлению вместе с ним. Все-таки он больше поэт, чем ученый. Можно читать, перечитывать, и ничего не понять. Для науки все-таки это минус. Вот, например, фрагмент из М.М.: "Для меня же сознание есть сверхчувственный инервал. Или какой-то ритм, и философия есть запись такого ритма. Тирма, который является условием выполнения или реализации нашей сознательной жизни как человеческих существ. То есть философия закодирована в некий акт, лишь потом называемый "философией"...Когда уже есть философский язык, то мы можем назвать этот акт философией и эксплицировать его. В этом смысле цель философии как элемента , являющегося условием выполнения других частей  или областей нашей сознательной жизни, заключена в самой же философии. Или, другими словами, философия есть мысль мысли.  Тот акт, который я назвал интервалом, он как бы встроен, инкорпирован  в режим выполнения человеком своих сознательных, духовных целей и жизни. Эта пауза недеяния, поскольку я говорил, что движение сознания ненаблюдаемо, оно ничего не производит, никаких наблюдаемых продуктов.Или скажем так: есть реальная философия, которая присуща нам, если мы живем как сознательные существа. Если мы выполняем свою человечность.  Философский акт как пауза в ряду других актов, являющихся условием самой их возможности и определенной последовательности.. Назовем это реальной философией.  И есть философия понятий и систем, в которых этот акт или элемент  нашей духовной жизни может быть эксплицирован. Тогда философия предстает как удачный язык, посредством которого что-то эксплицируется. Но удачен он только потому, что люди проделадли до нас подвиг мысли, подвиг медитации или какого-то очень сложного психотехнического опыта, что ушло затем в толщу истори культуры".
С точки зрения науки язык ученого уязвим.  Обилие метафор, почти ни одно слово не употребляется в прямом смысле.  Каждое отдельное предложение намекает на что-то и не охватывает и не раскрывает мысль.  "интервалы". "ритмы", "мысли мыслей"... Есть некая энергия поиска  или выражения автора, энергия внушения, выход на силовое поле психологического анализа , доносится скорее чувство, чем заплутавшая мысль. Конечно, это захватывает - кружение в поисках. Странное обаяние таких текстов- читаешь- мысль не понята, потому что не выражена, но "шелуха" приближения или "ощупи" темноты увлекает. Игра полутонами, оттенками слов гипнотизирует: не за что ухватиться. нечему возразить, не с чем согласиться. кажется-вот-вот поймешь. Как пифийские бормотания. Отстается верить, что это философия. В этом дискурсе дискуссия невозможна, только медитация.
Такое ощущение нередко бывает и при чтении Библера.
лев

в гостях у академика Абдусалама Гусейнова


В каких высоких кабинетах можно пить чай, цепляя конфеты с только что вышедших научных талмудов самых знаменитых философов мира, по ходу разговора просматривая любопытные научные журналы?

 






Г

Где обитают бессмертные, которым при жизни уже стоит памятник в Питере рядом с памятником Д.Лихачеву и почему у них в кабинете можно устраивать броуновское движение?

Конечно, у настоящей элиты страны- у академика, директора Института философии РАН Абдусалама Абдулкеримовича Гусейнова. Лучшие учебники в стране по этике - его, люблю использовать их в работе со студентами.

Что он говорит? "Отказ от идеи абсолютной морали чреват тем, что за абсолютное может быть выдана любая относительная ценность. Партии говорят от имени истории. Конфессии говорят от имени Бога. Или, отвергнув абсолютные ценности во имя рассудительного прагматизма, мы самому прагматизму придали абсолютный смысл. Разве не это мы имеем, когда деньги вышли на первый план и задавили духовные ценности? А если мы признАем идею абсолютной морали и наполним ее адекватным смыслом- смыслом, адекатным современному уровню развития культуры, технологических и мыслительных возможностей людей, человечества, то мы тем самым как бы застрахуем себя от этой лжи, от того, чтобы какую-то частную выгоду, относительную ценность выдавать за абсолютную истину".



Много лет назад, закончив школу, воспитанник интерната г.Избербаша (Дагестан) уехал в Москву. Остался после окончания преподавать в МГУ, вся жизнь связана с Москвой и философией, в которой его имя является одним из крупнейших авторитетов.

"То философское потсроение, которое именуется постмодернизмом, является логическим завершением, доведением до конца, а тем самым до абсурда той антинормативистской линии, которая тянется через 19 и 20 века и направлена против этического абсолютизма Канта. В итоге для того, чтобы отказаться от нравственного закона, пришлось отказаться вообще от понятий закона, сущности, бытия и так далее, отказаться от самого языка классической философии, языка Платона и Аристотеля.  Пафос единичности, индивидуализации был оплачен отказом  от пафоса закона, общезначимая объективная форма которого  и была в свое время расшифрована Кантом в качестве категорического императива. В постмодернистском сдвиге философии есть своя правда - пафос единичности. Но для этого необязательно отказываться  от идеи морального закона"


(Слышала, что это великолепное здание Института философии РАН на Кропоткинской собираются отнять у  ученых. Вполне в духе нашего времени)


лев

36 лет назад не стало русского философа Михаила Бахтина

Originally posted by philologist at 36 лет назад не стало русского философа Михаила Бахтина
Михаил Михайлович Бахтин (5 (17) ноября 1895, Орёл — 6 марта 1975, Москва) — русский философ и русский мыслитель, теоретик европейской культуры и искусства. Исследователь языка, эпических форм повествования и жанра европейского романа. Создатель новой теории европейского романа, в том числе концепции полифонизма (многоголосия) в литературном произведении. Исследуя художественные принципы романа Франсуа Рабле, Бахтин развил теорию универсальной народной смеховой культуры. Ему принадлежат такие литературоведческие понятия, как полифонизм, смеховая культура, хронотоп, карнавализация, мениппея (эвфемизм по отношению к главной и ведущей линии в развитии европейского романа в «большом времени»).
(Из Википедии)


Михаил Михайлович Бахтин

Их статьи С. С. Аверинцева "БАХТИН И РУССКОЕ ОТНОШЕНИЕ К СМЕХУ" (От мифа к литературе: Сборник в честь 75-летия Е. М. Мелетинского . - М., 1993. - С. 341-345)

"И вот русский мыслитель Бахтин строит чрезвычайно русскую философию смеха - на размышлениях о Рабле и других явлениях западноевропейской традиции. Можно возразить, разумеется: размышлял же он о таком русском предмете, как юмор Гоголя (как известно, глава Гоголя входила в диссертацию, была отвергнута от издания 1965 г. и вышла десятью годами позднее в составе тома "Вопросы литературы и эстетики"). Но характеристика Гоголя от начала и до конца ориентирована на карнавально-раблезианскую парадигму, абстрагируясь от вопроса о специфически русских чертах гоголевского смеха, а равно и контекста, в котором этот смех прозвучал. Для Бахтина важно, что "украинский бурсацкий смех был отдаленным киевским отголоском западного "risis paschalis". Эта перспектива, сама по себе, разумеется, имеющая полное право на существование, энергично стилизует материал. Для построения русской утопии Смеха с большой буквы, самодостаточного и самодержавного, животворящего и непорочного, Бахтин остро нуждался в Западе как ином России, в инаковости Запада.

Read more... )